Русская планета

283 подписчика

Свежие комментарии

  • Михаил Козлов
    Подлое заглавие, ибо оно противоречит содержанию написанного.«Лукашенко – банд...
  • Серж Прологов
    запизделся Шестилапый, пробы ставить негде...Украинские авиади...
  • Неизвестно Неизвестно
    Майдан головного мозга не лечится, только ампутация, до 10 коленаВ Киеве со всеми ...

Маховик увольнений. Почему в России так легко лишают работы за митинги?

Маховик увольнений. Почему в России так легко лишают работы за митинги?

Выражение гражданской и политической позиции в России является одним из самых подавляемых прав, зафиксированных в Конституции и международных документах. В нашей стране практически каждый человек может получить большие проблемы за декларирование оппозиционных идей в соцсетях и поход на митинг (законных акций протеста в РФ практически не проходит).

В особенности от такого давления страдают люди, так или иначе связанные с государством. Для них какая-либо сопричастность к оппозиционной деятельности и участие в акциях протеста порождают серьёзный риск. История с массовыми увольнениями в ГУП «Московский метрополитен» лишь подтверждает данное правило.

Напомним, не менее 40 сотрудников столичного метрополитена (есть предположение, что их намного больше) потеряли работу из-за участия в митингах в поддержку Алексея Навального или регистрации на сайте его сторонников. Работодатель вынуждает сотрудников уволиться по соглашению сторон, а в противном случае угрожает расторгнуть трудовой договор по статье, что, естественно, затруднит последующее трудоустройство.

В федеральных и близких к государству СМИ данная новость не получила широкого распространения. За людей вступились в основном либеральные медиа, в том числе финансируемые из-за рубежа.

Да, эти товарищи — ещё те любители раскачивать лодку и преувеличивать огрехи режима, но здесь они оказались на передовой защиты прав граждан.

Официальных комментариев ГУП «Московский метрополитен» пока не появлялось. Скорее всего, государственное предприятие попытается замолчать эту тему, пользуясь отсутствием (по крайней мере на сегодняшний день) широкого общественного резонанса.

Председатель профсоюза работников «Московского метрополитена» Николай Гостев предусмотрительно призвал не политизировать ситуацию и пообещал, что «окажет действенную помощь каждому обратившемуся с использованием доступных правовых инструментов и солидарных действий».

Между тем десятки жителей Москвы уже лишились работы и вряд ли могут претендовать на восстановление. Ситуацию можно попытаться не политизировать, но люди пострадали именно за выражение своих гражданских и политических взглядов, и в данном контексте не имеет значения каких, потому что они не противоречат закону.

Увольнение работников «Московского метрополитена» — далеко не первый подобный инцидент в России. За выражение солидарности с оппозицией и участие в акциях протеста уже теряли должности работники бюджетной сферы, муниципальных и государственных предприятий.

Если говорить о чиновниках, то их на митинги давно отучили ходить. Для госслужащих задержание и даже попадание на камеру телефона в толпе протестующих автоматически приравнивается к увольнению.

С учётом современного уровня развития телекоммуникационных технологий вычислить «ослушавшегося» человека не представляет большого труда.

Например, личные данные лишившихся работы сотрудников столичной подземки, предположительно, стали известны из утёкшей базы сайта «Свободу Навальному». Но в российской действительности существует масса других способов контролировать гражданскую активность людей.

Прежде всего, это мониторинг их страниц в соцсетях, просмотр многочисленных кадров, которые публикуются в интернет-пространстве, гласное и негласное взаимодействие с силовыми ведомствами.

Кроме того, последние годы в России вошла в обиход практика навязывания дополнительных трудовых соглашений, где в аккуратных юридических формулировках оговариваются пункты, позволяющие либо уволить сотрудника по статье, либо по меньшей мере надавить на него, чтобы он оставил место «добровольно».

Например, прописывается право работодателя следить за личными страницами соцсетей и в целом публичной активностью работников, чтобы впоследствии делать определённые выводы на предмет нарушения федерального законодательства, трудовой этики, а также нанесения ущерба репутации учреждению.

Подобного рода ограничения принято накладывать не только на силовиков и госслужащих (это ещё можно понять), но и на сотрудников организаций и предприятий, которые финансируются из бюджета. Причём такие решения нередко торопится принять сам работодатель, опасаясь возникновения проблем с властями.

Конечно, точной статистики правового беспредела не существует. Однако, учитывая широкую роль госсектора в экономике и социальной сфере России, можно предположить, что потенциально с проблемами за выражение гражданской позиции могут столкнуться до 30-40% трудоспособного населения.

Таким образом значительная доля граждан РФ фактически лишена полноты положенных по Конституции политических свобод. В сложившихся условиях право высказывать свою точку зрения на события в стране, по всей видимости, не распространяется даже на корпоративную курилку. Все дискуссии, как в старые времена, снова перемещаются на кухню.

В связи с этим имеет смысл подчеркнуть, что ни в обновлённой редакции Конституции, ни в каком-либо законодательном акте РФ не прописаны нормы, позволяющие увольнять за митинги или поддержку оппозиции.

«Санкции» в отношении граждан могут касаться только содействия экстремистским и террористическим организациям. При этом тот же ФБК Алексея Навального является по российскому законодательству иноагентом, но не экстремистской структурой (судебный процесс по этому поводу пока не завершён).

В целях «профилактики» митингов в неформальном порядке работодатели часто объясняют сотрудникам свою логику тем, что поход на акции протеста — это нарушение негласного этического кодекса. Дескать, если человек так или иначе связан с государством, получает деньги из бюджета, то он автоматически должен быть лояльным власти.

Тут мы наблюдаем классическую манипуляцию понятиями, когда ставится знак равенства между государством как организацией существования общества и политическим режимом, который, по сути, является её производной.

В демократической системе (которая номинально принята в РФ) именно граждане выбирают власть и потому вольны её менять, что априори невозможно без свободного выражения гражданской позиции.

Правящая политическая элита — лишь часть огромного государственного механизма. Она отвечает за эффективность его работы, но не может его полностью отождествлять. Только в тоталитарных и жёстких авторитарных системах высшая бюрократия полностью подчиняет государственную машину и сливается с ней.

Гражданин России может не любить Путина и называть себя одновременно «государственником», подразумевая, например, под этим статусом стремление к национализации части экономики, наведение порядка в рядах бюрократии и в коммерческом секторе. Аналогичное правило актуально и для понятия «патриотизма».

По этой причине неразумно ассоциировать работу в госучреждениях с «прислужничеством» режиму. Находящийся на госслужбе гражданин РФ имеет полное право быть нелояльным правящей верхушке и выполнять свою профессиональную работу на благо государства, как системы, позволяющей обществу безопасно существовать.

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх